Самый постмодернистский рассказ в мире

0

shizoid ninja написал 5 лет, 3 месяца назад - поделиться:

Действующие лица:
Автор, красивый и благородный непонятый бог
ГГ, аватар Автора на земле и в тексте, скопище проекций и детских страхов
Женское начало, чем-то отторгающее
Мужское начало, большой фаллический символ
Библейский персонаж второго эшелона
Говно, в различных ипостасях
Ингрид, внезапно действительно персонаж, на самом деле - баба со скандинавским именем и кудрявыми рыжими волосами. Стереотипный архетип няшки.
Розалио, огромный негр с красивым, словно вырезанным из черного дерева, лицом. Часто появляется в компании Мужского начала
Соник, сверхзвуковой ёж. Глупое животное-талисман, по совместительству вместилище задротских чувств Автора.
Рассказчик, в рассказе не появляется.
Отсылка и Аллюзия, две прекрасные девы, сидящие на краю оркестровой ямы, примотанные друг к другу скотчем. Рты их заклеены тем же скотчем, они постоянно бубнят что-то и кивают в сторону других персонажей.
Каламбур, мужик с красными усами из одноименной передачи. Стоит сбоку сцены с ружьем.
Читатель, непосредственный участник всех постмодернистских рассказов.
Лесь Подеревянский, божество театрального искусства. Недовольно бурчит о краже формы.
Оби-Ван Кеноби [роль закреплена за МакГрегором].

Действие первое и последнее

Белая комната, в ней Автор, входит Рассказчик.
Рассказчик: Рассказчик я, и Вы, читатели мои,
Уж прочитали это слово
Подряд раз третий.
Вина вся в нем
[указывает на Автора]
Автор: Вина во мне, а истина - в вине.
Как я прекрасен в деле афоризмов
Мне не хотелось дальше рифмовать -
Не избежал я графоманства механизмов.

Автор с криком "Надоело раскладку переключать!" бросает себе под ноги квадратные скобочки, которые до этого отображали ремарки. Скобочки взрываются на манер дымовых бомб ниндзя. На том месте где стоял Автор, стоит прекрасная Мария Ремарк. Каламбур стреляет в неё, та падает. Каламбур вешает ружье на стену и уходит за сцену, утащив за ноги труп писательницы. Висит ружье, висит неловкая пауза.

Рассказчик: Ах, право, и до начала не дошли.
Начнем же! С названия начнем!

Рассказчик закашливается.
Рассказчик:
Сейчас для вас прозвучит в эфире
Самый постмодернистский рассказ в мире

Входит Оби-Ван
Оби-Ван: Лишь Ситх мыслит в абсолюте! (Уходит)

Падает Республика, падает занавес.

Публика начинает роптать из-за промедления и использование в тексте слова роптать.
Нехотя поднимают занавес. На сцене стоят дешевые декорации, отображающие серую неприятную комнату. Максимально унылого вида юноша сидит у "окна" на подоконнике. Это ГГ.
ГГ: Время вздыхать. Четыре абзаца, а никто не понял моей душевной скорби глубину.
Вздыхает.
Входит Клавдий, хтывый дядько прынца. Разом з ным входыть Лесь Подеревянский.
Лесь: Ах сучий жы ты сыну, навить роскладку на ридну мову не можэш паминять. Паскуда, запроданэць, масон йибучий!
Згори тонісінький голос Автора стиха промовляє "Ізвінітє". Розкладку змінено.
Лесь: Так-то лучше. Любити мову - то не жінці язиком робить приємно в області лодижек, це дєло є красівоє і гордоє. З ким говорити мав би честь я, якби її не втратив в лагері з вожатою приємной во всєх смислах?
ГГ: О, Автор в нас ще той і імена для нього дело недостойне, назвав мене ГГ. Не удосужився, лєнівий мудазвон, придумать імя.
Лесь: Я дивився вверх, у вас одного імені нема. Він вас не любить, а може і ненавидить всерьйоз. Біжіть, бо він вас вб"є в фіналі. (До Клавдія, який до того стояв нерухомо, але всміхався) Іди вже, тобі ще гидкого підараса грать у п"єсі. Тебе я вб*ю також, але ж я геній, а не якийсь школяр. (Знов до ГГ) А вашому скажіть, шо форму я патєнтував, її не можна пиздить.

Гасне світло, в темряві чутно віолончель та клавіші. Це клавіші Shift та Alt. На сцене светлеет.

На раскаленной дороге сидели трое - словно три тотема индейского племени. В средине их импровизированного спиритического круга лежала тоненькая книжечка в черной обложке. Лица их были свежие, а глаза горели огнем - остановку они сделали явно не из-за усталости. Первой нарушила молчание рыжеволосая девушка.
- Мы можем тут сидеть хоть до конца веков, и ничего не придумать.
Чернокожий поморщился, а худощавый юноша улыбнулся идиотской улыбкой.
- Неа, Ингрид, мы не "можем". Мы "будем" или "не будем" тут сидеть. Мы не зависим от логики.
- По-твоему, мы вообще ни от чего не зависим, - возразил чернокожий, похожий на нубийское божество.
- Розалио, ну ты и идиот, святые угодники. Глянь сюда. - ГГ открыл книжечку на первой странице, -
видишь, если под таким углом смотреть, то читается "Ингрид", а если вот так повернуть, то "Лисбет". Классная голография, а?
Ингрид нервно сглотнула слюну.
- Мне не по себе, - тихо сказала девушка.
- Давайте просто пойдем, куда глаза глядят. Это ведь просто, так?
-Да ты вообще парень простой, Розалио. Шаблонно-простой, - ГГ встал и начал отряхиваться от дорожной пыли, словно это имело смысл.
-Нам не стоит останавливаться - вдруг это страна летучих мышей, - добавил он осматривая своих спутников.
Троица снова стала медленно продвигаться дальше. Солнце продолжило бег, и огромная стрелка солнечных часов "раздавила" компанию приключенцев - тень от далекой Темной Башни упала на них.

-Ну мы в общем, с этой дурой то...выпили три шестерки...ну и поотдавали всех себя в плен всеуничтожаюшего наслаждения...любви сладчайший мед полился...много меда полилось
-Слушай, кончай уже, а?
-Да ладно, ГГ, вот чего ты? Ты вот в Карибском заливе бывал?
-Розалио, к чему это?
-Эх, значит не бывал...на небе только и разговоров, что о море...Карибском...там я срал...
-Чего?
-Аа, ничего. Я бы тебе покушать принес, да все акулы съели.
-Старик,ты понимаешь, ты поехавший?! Не я поехавший,а ты, ты! Что ты несешь вообще? Про хуйню какую-то, про волю к жизни! Париж - это праздник, который всегда с тобой. Вообще охуеть. Ты не понимаешь, что я не помню, как мы сюда заходили, я не помню, как мы дошли сюда!
Тираду ГГ прервал громкий звук отпирающейся двери. На гаупвахту зашел седовласый, библейской древности старик. Он окинул странную парочку неодобрительным взглядом.
-Вот ты, тот что белый. Тебе за мной. Арапу тут подождать придется.
Розалио тихо пробурчал ругательства, специально на таком уровне громкости, что бы их можно было услышать, но казалось, что он не хотел быть услышанным.
ГГ побрел за стариком. Тот был довольно неприятный, словно всё гадкое от старости было старательно слито в одного человека. Разглядывая черные волоски в ушах у старика, ГГ не сразу заметил, как изменилось окружение. Стены изредка петляющего коридора все больше обрастали бурой биомассой, превращаясь в чьи-то внутренности. Лампочки сменились сначала на факела, а потом и те пропали - старик забрал последний на их пути с собой. ГГ не удивлялся и не задавал вопросов, какое-то время они просто шли, разгоняя темноту светом факела.
-Странно, что ты не спрашиваешь, где мы, - напыщенно и немного раздраженно заявил старик.
-Странно, что тебе это нужно больше, чем мне - парировал ГГ.
-Это чрево кита, между прочим.
-Ясно. А ты Ион, вау-вау, вот так встреча.
Старик остановился и повернулся к ГГ. В мерцающем свете факела морщинистое лицо старика постоянно менялось в танце света и тени.
-Послушай меня, мальчик. Ты начинаешь уставать, и он тоже начинает уставать. Пусть это глупости, но когда тебя одолеет скука - кита тоже одолеет скука. И тогда ты исчезнешь вместе с ним. Лучше тебе идти. Лучше всем нам идти.

Лисбет висела подвешенной за одну ногу. Её мучитель стоял к ней "лицом" , но она не могла понять, кто перед ней, словно он ещё формировался. Так и было. Слишком многие слились в нём, и лишь строгий деловой костюм, казалось, упорядочивал всех в одного.
Рот появился лишь на мгновение и пропал.
-Это избавляет меня от необходимости слушать твой дурацкий план, - с радостью заметила девушка. К её лицу приливала кровь, но раскраснелась она так, словно играла в снежки на морозе - красиво и непринужденно. - А это там, таймер, да? 11:45, круто, наверно и бомба большая с надписью ТNT. Ухтышка.
Фигура в костюме присела на корточки и посмотрела в глаза Лисбет. Сначала она почувствовала, как будто тысячи вольт прошли сквозь неё, а в её мозгу четыре пальца превращались в пять. Вынырнув на полсекунды из океана боли, Лисбет увидела на циферблате 00:28. Секунды заканчивались, и страх неизвестности стал сильнее страха новой боли. На огромном циферблате высветилось 00:00 и...ничего не произошло. Мучитель бросил неодобрительный взгляд на циферблат, поднялся и ушел куда-то - Лисбет не видела, куда. Во время пытки она явно чувствовала, сколько ещё он хочет рассказать ей таким необычным способом. Существо без рта явно хотело кричать о чем-то. Граничащая с мазохизмом жажда узнать продолжение проснулась в девушке. Она уставилась на циферблат, и заметила в его углу небольшой эквалайзер. Видимо, все должно было закончиться с концом какой-то песни, но судьба распорядилась иначе. Лисбет попробовала выпутаться из ловушки.

Ион отдал ГГ факел и отправился обратно во тьму. Парень хмыкнул и продолжил путь вперед. Какое-то время коридор из кишок продолжался без изменений своей изначальной задумке, а потом дорога чуть пошла в гору, а под ногами что-то зашуршало. ГГ посветил факелом - это был не ковер из листьев, а страницы книг и обрезки кинопленки.
-Хей-хей, кажется пришло время приключений!- ГГ явно собирался надрать чью-нибудь задницу в конце пути. Даже начал вспоминать крутые фразочки.
Дорога поднималась все выше, а потом и вовсе перешла в лестницу. Вдалеке уже можно было увидеть полоску естественного света. Приблизившись, ГГ увидел деревянные ворота, обитые медью. Створки были закрыты неплотно, и в щелку проникал свет. ГГ остановился. Картинно размял плечи, пару раз отрепетировал удары факелом, небрежно поправил волосы. Вздохнул полной грудью и одной рукой сильно толкнул дверь.

Свет, прорывающийся через огромное витражное стекло, ослепил ГГ. Он услышал, как вскрикнула какая-то девушка. "По голосу похоже на Ингрид" - пронеслось в мозгу у ГГ. Через несколько секунд зрачки адаптировались к новым условиям и ГГ наконец смог увидеть все четко. Это было просторное помещение, верхушка часовой башни. Тысячи солнечных зайчиков, рожденные витражом, играли на исполинском часовом механизме из черного металла. На стене около старого часового механизма висел цифровой циферблат, на нем застыло 00:00. Под ним впопыхах одевался Розалио, его цвет кожи был удивительно подобен цвету металла. Рядом с ним на полу, уставившись на ГГ, сидела Ингрид. Её волосы почему-то тоже были черные. ГГ бросил факел оземь, посыпались искры.
-Нет, я так это не оставлю. Нет. Нет. Ни в какие ворота. То есть вот так вот глупо, нет. Он у меня за все. Я ему за это за все.
Ингрид-Лисбет робко начала собирать свои разбросанные вещи и одеваться. Было в этом что-то одновременно стыдливое и шлюшье до глубины души.
-Ох, застал ты нас, братишка, - с неестественным смешком сказал Розалио.
ГГ молча подошел к витражу, перед ним открылся вид на пустоши. "Конечно пустоши, даже не с большой буквы, такую поделку даже называть нормально не хочется." - подумал ГГ. Он поймал себя на этой мысли и решительно обернулся к своим недавним спутникам, которые смотрели на него глазами нашкодивших котят.
-Я не дам ему все так закончить. Это...это просто нечестно, - парень улыбнулся обаятельной (по его мнению) улыбкой.
ГГ разогнался и врезался в стекло витража. Стекло выдержало, а ГГ застонал. Он поднял факел и принялся долбить витраж. После н-ной попытки стекло поддалось и разлетелось осколками. Ингрид-Лисбет всхлипнула.
-Не вини его за эту глупую романтическую линию, - тихо сказала она.
-Довольно. Он не смог определиться ни с чем, даже с тобой. Время делать все по сценарию.
Бросив факел вниз, ГГ отошел и уже не смотря ни на кого с разбегу полетел, отдавая себя на растерзание бессердечной суке - гравитации. Лисбет и Розалио, стояли, обнявшись. Девушка прокричала "У него просто недотр..."-конец фразы ГГ уже не слышал, гул ветра заглушил все. Вспышка синего света, а затем всепоглощающая вспышка белого света.

На сцене стоит панцирная советская кровать, капельница. Пол застелен газетками, будто идет ремонт. На кровати, одетый в одну только робу до пола, лежит ГГ. Входит Соник.
Соник: Ну ты и соня, тебя даже вчерашний коллапс не разбудил.
ГГ(открывая глаза): Уж лучше бы меня орлами вытащили...
Соник: Ну, я не орел, но тоже кое-что умею. Ты же Аватар. Наместник Автора в Тексте. Проэкция Проэкций, Избранный, Чузен Ван, епт. Что ж ты так,а? Мы тут не в игры играем, внизу батута не было.
ГГ театрально отворачивается. Входят Розалио, Ингрид с рыжими волосами, Ион. ГГ опять театрально отворачивается, но с другой стороны стоит Соник, поэтому ему только и остается, что смотреть прямо в зал. Персонажи начинают подбадривать ГГ, что будет вторая часть, что он, в общем-то, молодец, да и к седьмой книге точно появится какая-нибудь симпатичная одинокая вдова, а "ГГ" окажется красивым романо-германским именем на манер Генрих Глейндау. ГГ не моргая смотрит в зал. Голоса стихают, играет Clubbed to Death, мелодия из Матрицы, в исполнении струнного квартета. Музыка глушит голоса, но персонажи продолжают говорить, нелепо открывая рты. Прожектор освещает ружье на стене и оно стреляет, убивая ГГ. Персонажи подхватывают кровать с трупом ГГ и скорбно уносят её со сцены. Мелодия стихает, из-за сцены можно услышать реплику Леся Подеревянського "А я говорил!". В конце просят всех не расходиться, сейчас выступит молодая, подающая надежды постдаркблэкнойзпротопанккор-группа "Ponies Pussy", а потом будет фуршет вместе с актерами. Занавес.

П.С. Если ты, дорогой читатель, смог осилить сей опус до конца, то все персонажи благодарят тебя - ты не убил их преждевременно.

Титры (под Cake - End of the Movie)
Автор..............................гибрид Бреда Питта и Джонни Деппа
ГГ....................................Сергей Безруков
Женское начало............Сергей Безруков
Мужское начало.............Покрашенный в черное Сергей Безруков
Ион.................................какой-нибудь старый неприятный дед, озвучивает Клинт Иствуд
Говно..............................в роли самого себя
Ингрид............................Руни Мара
Розалио..........................Молодой Терри Крюс
Рассказчик......................Морган Фримен
Соник(озвучка)...............Морган Фримен
Отсылка.........................Кира Найтли
Аллюзия.........................Натали Портман
Каламбур.......................Хит Леджер
Читатель........................%%username%%
Лесь Подеревянский.....в роли самого себя
Оби-Ван Кеноби............Иэн МакГрегор
Антагонист.....................Если бы у него был текст, то озвучивал бы Хьюго Уивинг

В тексте использовались материалы из дохрена чего, мне стало лень перечислять. За время написания пострадали миллионы животных, были уничтожены сотни квадратных километров лесов и умерло приличное количество африканских детей. Вот теперь точно конец.

8 комментариев

shizoid ninja написал 5 лет, 3 месяца назад, #19892

shizoid ninja

Алсо, я на полмесяца уезжал домой без инета(наверное потому написал что-то), Луис подтвердит, в скаепе не было. У вас уже тут новые мемчики небось, ну да ладно.

0

Луис Корвалан написал 5 лет, 3 месяца назад, #19893

Луис Корвалан

Lenovo читать сейчас, я поспал 3 часа и еще дел всяких, решать важные дела под наркотиками могут только ответственные люди.

0

shizoid ninja написал 5 лет, 3 месяца назад, #19894

shizoid ninja

Ты же все равно прочитаешь, стервец.

0

Bulkee написал 5 лет, 3 месяца назад, #19895

Bulkee

Уэн МакГрегор таки. Пока не читал, что то дохуя.

0

shizoid ninja написал 5 лет, 3 месяца назад, #19896

shizoid ninja

Так получилось, простите-извините. Просто решил слить желания писать подобное за один раз, шоб потом нормальное ебашить.

0

J.Mandrejk написал 5 лет, 3 месяца назад, #19897

J.Mandrejk

А Меня, Моя душа всегда учила краткости, но умеренной. Такой, чтобы со второй фразы было понятно, что ты говоришь честно и открыто.

0

J.Mandrejk написал 5 лет, 3 месяца назад, #19898

J.Mandrejk

А на самом деле Я шокирован куском этой стены.

0

shizoid ninja написал 5 лет, 3 месяца назад, #19899 ответ на #19898

shizoid ninja

Пачиму шокирован?

0

Я тебя не знаю.

Добавлять комментарии разрешено только авторизованным пользователям.

comments powered by Disqus